Русские солдаты — наёмники или защитники отечества?

В одну из августовских суббот рядом со штабом СКВО состоялся пикет, в котором приняли участие воины-контрактники, вернувшиеся из Чечни. Они протестовали против невыплаты им заработной платы и требовали, чтобы руководство округа разобралось в этом вопросе. Вокруг данного события возникло множество слухов и предположений. А что же произошло на самом деле?

При слове «контрактник» лично у меня сразу возникал образ прожжённого вояки, одного из тех, кто сражается под знамёнами французского Иностранного легиона. Это должен быть либо авантюрист, либо человек, фанатически преданный какой-то идее, за осуществление которой не жалко и жизнью рисковать. На самом деле всё гораздо прозаичнее. В этом я убедился, пообщавшись с тремя контрактниками, вернувшимися на днях из Чечни.

Передо мной сидели три усталых человека, внешне ничем особенным не выделяющиеся. Обратиться в редакцию их подтолкнула дикая история, приключившаяся с ними.

В нынешней чеченской кампании активное участие принимают не только солдаты срочной службы, но и воины-контрактники. Сергей, Алексей и Владимир в феврале этого года завербовались в 70-й гвардейский учебный мотострелковый полк 42-й дивизии на Урале и в Сибири, поддавшись на уговоры местных военкоматов. Последние обещали добровольцам по 1000 долларов в месяц за пребывание в зоне боевых действий. Плюс к этому контрактникам посулили зарплату около пяти тысяч рублей в месяц, льготы по оплате услуг ЖКХ, статус, приравненный к офицерскому, стаж год за три, возможность разрыва контракта в любой момент. Дело казалось стоящим, тем более что с работой у ребят на тот момент было туго, а семьи кормить надо. Но спустя некоторое время солдатам стало ясно, что их просто обманули.

По словам моих собеседников, это они поняли, когда оказались в 32-м военном городке, где формировался полк. Отношение к ним со стороны офицеров с самого начала было очень негативное. Тогда же начались обещания расплатиться немного позже. Когда в апреле полк направили в Чечню, думали, что станет легче, но на деле оказалось наоборот: – Мы воевали на самых опасных участках. Сопровождали колонны, охраняли блокпосты, проводили разминирования. Но за четыре месяца нашего пребывания на войне мы получили по... шестьсот рублей. У солдат порой не было денег даже на дешёвые сигареты.

Положение не изменилось и когда с 1 мая полк перешёл в СКВО. На все вопросы солдат командир полка гвардии подполковник Назаров и начальник финансового управления 70-го полка старший лейтенант Шеламов отделывались дежурными фразами об ожидаемых в скором времени финансовых поступлениях. По воспоминаниям Алексея, призрак пропавшей зарплаты замаячил лишь один раз, когда в Чечню приезжали представители Совета Европы. Но сразу после их отъезда прекратились всякие разговоры о деньгах.

Видя такое к себе отношение, контрактники начиная с июня стали разрывать контракты и уезжать. И тут начались новые сложности.

– Всех увольняли только по одной статье – N 51, п. 2, подп. В «О несоблюдении контракта со стороны военнослужащих», – вспоминает Владимир. – Нас просто заставляли писать на себя плохие характеристики, в которых мы предстаём злостными нарушителями, хроническими пьяницами и неряхами. Я держался до конца июля, всё ещё надеясь на обещанные деньги, но, узнав об очередном переносе срока куда-то на сентябрь-октябрь, тоже подал рапорт о разрыве контракта. При увольнении из армии нам выдали на руки по 6-7 тысяч рублей и заявили, что полностью с нами рассчитались, а «боевые» нам и не положены, так как мы раньше времени разорвали контракт. А то, что мы рисковали жизнью, защищая интересы России, что погибли около 50 человек нашего 70-го полка, не принимается в расчёт. Неужели 95% уволенных контрактников – злостные нарушители дисциплины, как это хочет преподнести командование части? Почему же несколько месяцев, пока мы верили обещаниям, мы были нормальными?

Не добившись справедливости на месте службы, бывшие бойцы 70-го полка приехали искать правды в Ростов, в штаб СКВО. Они рассказали, что встретиться с высокопоставленными офицерами им удалось только благодаря появившейся кстати съёмочной группе телеканала НТВ. Им велели написать рапорты, разъехаться домой и ждать результата.

Как расценивают такую ситуацию в штабе СКВО? Чтобы выяснить это, мы обратились за комментарием к начальнику отделения финансово-экономической службы СКВО подполковнику Мартюшову.

– 5 августа к нам с жалобами обратились демобилизовавшиеся воины 70-го полка 42-й дивизии. Мы собрали 26 рапортов и отослали их с нарочным в Ханкалу. Что касается больших сумм, которые им якобы должны, то всё это лежит на совести того военкомата, который их вербовал. Не секрет, что военные вербовщики во всех странах мира часто склонны приукрашать перспективы ожидаемой службы и сулить золотые горы. Надо быть реалистами и понимать, что фантастических денег никто и никогда платить не будет. Их просто нет.

– А сколько же им причиталось на самом деле?

– Солдатам-контрактникам начисляется 55 руб. в сутки, а 42-й дивизии – 110 руб. Если брать в среднем, то солдаты срочной службы получают в месяц не менее 400-500 руб., а контрактники не менее 600-750 руб. К этому необходимо добавить всевозможные надбавки, в результате чего общая сумма значительно возрастает. Пока на территории Чеченской республики не было банков, существовала проблема доставки зарплаты военнослужащим. Большие денежные суммы – лакомый кусок для бандитов. Поэтому было принято решение: выплачивать солдатам пока только авансы для обеспечения самым необходимым. Теперь в Ханкале и ряде других населённых пунктов открыты банковские отделения, так что выплаты военнослужащим начали производить в полном объёме. Что касается «боевых», то они выплачиваются не всем солдатам, находящимся на территории Чечни, а тем, кто реально принимает участие в боевых действиях. Если какая-то часть задействована в столкновениях с бандитами, то её командиром составляется пофамильный список военнослужащих, участвовавших в бою. Этот перечень направляется в штаб группировки, на его основании командующий издаёт приказ и направляет запрос в Москву. В последний список, переданный в столицу, была включена и 42-я дивизия. К сожалению, выплата «боевых» из Москвы задерживается. Пока СКВО не получил деньги даже за июнь.

– Сможете ли вы помочь обратившимся солдатам и предоставить необходимые справки, которые им не выдали в части?

– Штаб округа не имеет права выдавать справки отдельным солдатам. Это делается по месту службы. Кроме того, надо знать, что все льготы предоставляются не на основании справок о прохождении военной службы в Чечне, а по выпискам об участии солдата в боевых действиях, которые делают командиры частей.

– Имели право солдаты разорвать контракт?

– Минимальный срок заключения контракта – три года. Разрыв его раньше времени – несоблюдение условий контракта. Факты притеснений со стороны начальства, к сожалению, недоказуемы. Что касается финансовых претензий, то нами было направлено письмо N 25/1/1307, в котором просим командира 42-й дивизии направить финансистов в 70-й полк для проверки правильности выплаты денежного довольствия военнослужащим. Если солдат участвовал в боевых действиях и не успел получить причитающиеся ему деньги, он должен подать рапорт с указанием собственных банковских реквизитов. Как только округ получит деньги из Москвы, они немедленно будут направлены в части и по адресам демобилизовавшихся военнослужащих.

Итак, перед нами две взаимоисключающих версии происходящих в Чечне событий. Как это обычно бывает, истина наверняка где-то посередине. А пока суд да дело, в Чечню направляются новые добровольцы, завербованные военкоматовскими «охотниками за головами».

11.09.2014

Добавить страницу в мои закладки:

Смотрите также:

Поддерживаете ли Вы запрет на курение в общественных местах?

  • Да (62%, 391 голос)
  • Нет (25%, 160 голос)
  • Да, но с оговорками (11%, 71 голос)
  • Мне всё равно (2%, 10 голос)

Проголосовало: 632

Загрузка ... Загрузка ...

Полезные статьи