Россия, которую мы пропили

Говорят, наркомания – главная на сегодня проблема страны. Враньё. Разве о наркотиках заявил категорично Владимир Красное Солнышко: «Не может Руси без того быти!»? Разве о внутривенной «дури» написали свои хорошие книжки литераторы Довлатов, Ерофеев и прочие? Нет – об алкоголизме. Потребление вкусных крепких напитков – вот исконная, не решаемая столетиями проблема. В один из вечеров я отправился на заседание ростовского общества анонимных алкоголиков – узнать беду, так сказать, изнутри, покопаться в заблудших душах. И сам заблудился.

Аз есмь алкаш

Анонимные алкоголики (АА) появились в Штатах 65 лет тому назад. Основатель общества Билл Уилсон почитается сегодня пьяницами всей планеты как живой бог. Его «религия» укоренилась уже в 150 странах, в том числе на островах Микронезии. Народ не просыхает даже в самых глухих уголках четвёртой от Солнца планеты.
«Анонимами» выпускаются толстенные путеводители по миру, где указаны адреса всех «ячеек», пособия «Знакомство с АА». Цитата: «Узнать о расписании собраний АА можно у врачей, служителей церкви, журналистов, полицейских». Кстати, по-русски общество Уилсона зовётся Эй-Эй...
– Эй! Эй! Товарищ милиционер, где здесь седьмая поликлиника? Там алкоголики собираются.
Товарищ милиционер раздул ноздри аки мишка бурый. Он принюхивался. Не на того напал, однако, и вынужден был показать дорогу. Правда, долго смотрел мне в спину. И другие тоже смотрели – врачи седьмой поликлиники, медсёстры. Никто из них не знал, чем помочь странному вечернему гостю, лишь кто-то догадался отправить меня к психам.
Психотделение располагалось через дорогу от поликлиники. В городе воцарился уже поздний вечер, было темно и очень холодно. Очень! И дверь отделения заперта. Я, чувствуя себя довольно глупо, стал барабанить в дурдомовское окно – на стук у окна собрались психи. «Анонимные алкоголики здесь собираются?» – но худые небритые лица за стеклом оставались непроницаемыми. Не слышат, что ли? Я показал им руку: большой палец оттопырен вертикально, мизинец – по горизонтали. Психи закивали радостно и согласно: узнали небось питейную ось абсцисс и ординат. Думали, предлагаю им выпить. «Хватит лыбиться, врача зови!» – разозлился я вконец. Я замерзал. Злой ветер, казалось мне, всё быстрее и бравурнее играл на моей спине свои буги-вьюги. Аллегро! Престо!..
Но тут из тьмы со снежинками на ресницах ко мне подошёл некто, весь в белом. И не желая перекрикивать ветер, просто повлёк рукой: мол, пошли. И привёл меня ангел-спаситель туда, где были другие люди. Где было тепло и светло. Рай, не иначе. И подошёл ко мне человек (человек ли?) с ярко-рыжей бородой.
– Прювет, – сказал я пластилиновыми с мороза губами, – ты ангел?
– Я – Арон Соломонович, алкоголик.

В чём сила, брат?

Трезвенник алкоголика не поймёт и не сможет помочь. Я тоже не понял. Но расскажу, как всё было.
Секретарь начала собрание группы «Пробуждение», представившись: «Света-алкоголик». И дальше по кругу: «Сергей-алкоголик»... «Наташа-алкоголик»... «Андрей... гость», – молвил я. Но, к моей радости, никого мой статус не смутил.
Так же по кругу читали «Двенадцать шагов Эй-Эй» и «Двенадцать традиций». Арону Соломоновичу досталась традиция пятая: каждая группа Эй-Эй имеет только одну основную цель – делиться своим опытом с теми алкоголиками, которые всё ещё страдают этим недугом. А когда Таня-алкоголик дочитала последнюю традицию: «...принципы выше интересов любой отдельной личности», Арон Соломонович начал делиться опытом.
– Мне иногда бывает плохо, и хочется какого-нибудь человека разрезать на кусочки, полить калёным железом...
Рыжебородый «кулинар» поделился с алкоголиками ещё несколькими секретами приготовления человека и пошёл курить на двор. А группа стала живо обсуждать, имеет ли право Арон Соломонович (насколько понял я, всегдашний возмутитель спокойствия на собраниях) рассказывать вслух свои фантазии. «Что значит «какого-нибудь человека хочется разрезать»? – взяла слово Ольга-алкоголик. – Ясно же, о ком он говорит! Я тоже кое-кого ненавижу. Но если мы будем говорить гадости друг другу, зачем собираться?» Ещё поспорили. В итоге секретарь заседания реабилитировала Арона Соломоновича (он таки соблюл главный принцип анонимности), но в общем и целом хулиганам решено было не спускать их выходки. «Говорят тут некоторые, он матерится, потому что больной, – взяла слово Света-алкоголик. – Мол, попила бы ты с его. А я не хочу пить с его! Я свои вёдра, да что вёдра – цистерны выпила».
...Господи! Вот смотрю я на вас и думаю: русские же люди, а занимаетесь какой-то чужеродной белибердой. Такие собрания я видел в фильмах про американских забулдыг: чтение традиций, пустое обсуждение пустых проблем, моление кружком. Разве это может помочь? А потом сам себе я и ответил: если не по-американски собираться, а по-русски, задушевно то есть, – надо кого-то посылать за бутылкой.
Хотя, говорят, вот такой каждодневный трёп – единственное спасение для алкоголиков во всём мире. И более того, «двенадцать шагов» взяли на вооружение анонимные сексоголики, анонимные азартные игроки, анонимные эмоционалы и даже анонимные любовницы (читайте «Спецрепортёр» в «РО» – со временем расскажу и об анонимных любовницах).
После окончания первой части собрания мужики вышли покурить. Начал я их расспрашивать, кто да как в жизни устроен.
– Ты, – спрашиваю одного, – кто по профессии?
– Я, – говорит, – по профессии – представитель первой древнейшей. Сплю за деньги.
– ???
– Сторож я.
– А-а! Вон оно как. А вы, мужики, кто будете?
Кто грузчиком будет, кто вообще без работы сидит. Но все смотрят вдаль с оптимизмом и верой в лучшее. Что снова будет у них хорошая работа, что будет семья. Что будет нормальная человеческая жизнь.

Стишок про трезвость

Предваряя начало второй части собрания, Ольга-алкоголик предложила выпить. Все сбросились, кто сколько смог, и быстренько организовали чай с плюшками. Я, согласившись быть третьим в компании Ольги и Светы, стал выуживать из них всякую полезную, да и бесполезную тоже, информацию
…Конечно, бросить пить – не дулю воробью скрутить. Получается не сразу и не у всякого. Потому что русский человек, как мне объяснили, пьёт по трём причинам: с горя, с радости и от безделья. То бишь практически в любой момент времени нет повода не выпить.
Секретарь Света, она же глава Ростовского отделения общественного движения общероссийского содружества анонимных алкоголиков, призналась, что первые три года ходила на группу пьяной: «Но вот на сегодня стаж трезвой жизни у меня – три года десять месяцев девятнадцать дней». Она же рассказала мне кучу всяких лозунгов Эй-Эй, вроде «Всякий человек имеет право жить и умереть от алкоголизма». А я им в «копилку кричалок, бубнилок, вопилок» подкинул стишок про трезвость: «Если хочешь сил моральных и физических сберечь, пейте соков натуральных – укрепляет грудь и плеч!»
...Домой мы возвращались с Юрой-алкоголиком. Он говорил, я молчал.
– На моих глазах двое приятелей, по пьянке конечно, попали под машину, ещё один сгнил заживо. Много, короче, знакомых у меня там. Но вот ни одна смерть меня не остановила. Пил всё больше. Не выходил на улицу без того, чтоб не напиться. А потом прозрение у меня случилось. Знаки всякие нехорошие. Зашёл в церковь свечку поставить, а там за ними очередь. И я чувствую: не выстою я её, сдохну... Ничего у меня нет, никому я не нужен.
– Юра, да ты нормально выглядишь, – сделал я ему комплимент.
– Э-э! – выдохнул он облачко пара и расставил ладони по обе стороны от своего лица, – вот такой я был когда-то.
Чувствовалась нервозность Юрина, ожесточённая борьба демонов и ангелов в его недрах. Шутка ли, человек 11 лет каждодневно пил, да ещё умудрялся в запои уходить – и вот пятый день трезвый. Попрощались мы с Юрой. Я искренне пожелал удачи ангелам.

11.09.2014

Добавить страницу в мои закладки:

Смотрите также:

Поддерживаете ли Вы запрет на курение в общественных местах?

  • Да (62%, 391 голос)
  • Нет (25%, 160 голос)
  • Да, но с оговорками (11%, 71 голос)
  • Мне всё равно (2%, 10 голос)

Проголосовало: 632

Загрузка ... Загрузка ...

Полезные статьи