Cобаколов и дикари

Почему нужно убивать собак? Ведь ещё семья и школа заповедовали нам: любите животных... Есть в Ростове люди, которые знают ответы на эти циничные вопросы, – дворники, почтальоны, врачи “скорой”. Те, кто ходит по чужим дворам и знает, что такое дикая стая. ...Никто не знает, сколько их. Зато доподлинно известно, что ежедневно в Ростове собаки кусают 5-10 человек. На Днепростроевской пёс повалил парня и прокусил ему голову. Бедняга чудом выжил. В сентябре этого года стая загрызла насмерть двух школьников на Мечникова. Они любили животных...

– У собаколова работа проклятая, – объяснял мне представитель профессии Сергей Павлович, – потому и спиваются ребята, и семьи теряют.

У самого Сергея Павловича – тьфу-тьфу! – и с семьёй, и со здоровьем всё хорошо, хотя обе проблемы маячили на его горизонте.

Он не совсем обычный собаколов. Он – гицель. Так их при Петре I называли. Палыч где-то выискал это словечко и заставил начальство в трудовой его написать.

Хотя народ наш гицелем его звать не приучен. Обычно кличут живодёром и многими другими словами, которые пишут не в книжках, а на заборах. Закидывают гицеля камнями, лезут драться. Одна тётка, пособница “Гринписа”, пообещала облить Палыча кислотой. А он ответить не может. Если ударит кого-то, тут же лишится лицензии. Палыч – частник.

– Сергей Павлович, руку на сердце положа: тяжко, когда тебя граждане за человека не считают?

– Да ну их!.. Не я буду – другой придёт. Так надо. Если бы не надо было, Отец небесный не создал бы волка, не создал бы тигра. А создал бы одних баранов.

...Город тоже создал волка. Ибо “дикарь” более похож на волка, чем на собаку. Он здоровее всякого породистого пса, умнее и живучее.

Они сбиваются в стаи, и каждый играет свою роль: вожак; охранник; разведчики. Они уже давно поделили меж собою город: свалки, мусорные баки во дворах. Тем стаям, кому при разделе не досталось “лёгкого хлеба”, выдумывают всяческие способы пропитания.

...В подъездах на Ленина пропали кошки. Ладно бы бездомные – это бы жильцов только порадовало, но некоторые жильцы-“кошатники” недосчитались и своих домашних питомцев, отпускаемых ночью на прогулку. Скоро секрет исчезновения котов открылся.

– Собака из стаи поднималась на последний этаж дома и гнала всех котов вниз. Коты вылетали из подъезда – и от стен отделялись мрачные тени. Усатые-полосатые становились добычей стаи.

Про уродов и людей

Мы с Палычем на его “пирожке” объезжаем город – он совсем другим кажется, когда движешься по нему с такой диковинной целью. Палыч, крутя баранку, рассказывает, что он думает про новых хозяев жизни:

– Выйдет новый русский с питбулем во двор, увидит стаю дикарей: “А ну-ка, Киллер, – и клички же какие дают! – трахни их!”. Стоит, гогочет, радуется, что Киллер, как и он сам, может всякую шваль оттрахать. И не думает, что через год его сын выйдет во двор, а на него бросится сын этого Киллера от дворовой суки. Вот уроды!.. Был у меня такой случай с безродными щенками от питбуля... Подожди-ка.

Палыч тормозит у тротуара напротив памятника танку. У мусорных баков средних размеров – битая жизнью дворняга. Гицель берёт с собой специальный захват – клещи, сделанные из металлических прутьев, в карман сыплет кусочки хлеба и колбасы. Подходит к собаке, она отбегает. Палыч кидает ей колбасы. Дворняга боязливо подходит ближе, ещё ближе. Начинает есть. И в этот миг на шее её смыкаются клещи. Она, словно повешенная, вытянувшись, взлетает вверх. Дворняга хрипит, визжит, бьётся в клещах. Вонзает в них челюсти с такой силой, что один клык остаётся в железе.

Гицель быстро возвращается к “пирожку”, заталкивает вырывающуюся собаку за решётку в будке.

Садится за руль. Мне тошно. Палычу как – не знаю. Он гицелем служит уже два десятка лет, и, наверное, если бы переживал о каждой собаке, двинулся бы давно рассудком. Он просто верит, что должен это делать. А ещё, признался по секрету, молится утром перед выходом. Господи, сохрани и помилуй...

– Ну так про щенков питбуля... Как-то раз подхожу к большой стае у мусорных баков – псы разбегаются стремглав. Ну, думаю, какой я неловкий. Но испугались они не меня. Идут! Сука и восемь её щенков месяцев по 7-8, но крепкие, злые, все рваные в драках. Ну ты представь: здоровье дикарки, её ум, опыт и сила и нрав бойцовского пса – от таких родителей рождаются самые страшные звери... Я долго следил за ними, наконец однажды сумел изловить аж троих псов. Бросил в будку, где у меня уже сидело пять собак – и быстрее ноги уносить. Еду: будку мотает из стороны в сторону, кровь льётся из-под двери. Меня даже гаишники остановили – думали, убийца с трупами едет. Добрался наконец, открываю дверь: сидят, прижавшись друг к другу, пасти в крови. Порвали они тех пятерых.

Убыток, значит, Палычу принесли. За живую собаку он получает 46 рублей, за труп (сбитых на дорогах собак он должен собирать) или щенка – 34. В прошлом месяце заработал гицель 14 тысяч. Вот и посчитайте, скольких “друзей человека” он истребил. А вот скольких человек спас от “друзей”, не посчитаешь никак.

– Знаешь, про меня ведь в газетах часто пишут. Правда, гадости одни. Заберу собаку из двора – тут же кто-нибудь тиснёт в газетку... А ты что писать будешь?

– Честно? Не знаю, Палыч.

...Сегодня гицель заработал только 368 рублей – против обычных семисот-девятисот. В городе туман, собаки не любят такую погоду, отлёживаются в укрытии.

Казнь

Приезжаем на место казни. То есть на полигон бытовых отходов. То есть на городскую свалку. Ряд вольеров. В некоторых уже сидят пойманные раньше.

Псы ведут себя, как... как люди-смертники. Как ведёт себя всякий, кто готовится к смерти. По-разному, в общем.

Маленький лохматый пёсик застыл столбиком и не сводит с меня удивлённых глаз бусинками. Его сосед – крепко сбитый двортерьер рвёт горло, облаивая близкую смерть (пёс ведь не может оплакать её?). Нежданно-негаданно встречаюсь взглядом с огромным сенбернаром. Как, и ты здесь? Ведь ты не такой, как все они. Сенбернар закрывает глаза и прячет морду в лапы. Да пошёл ты со своим сочувствием.

Сенбернара сдал покусанный хозяин. Предварительно избил – пёс на лапах не стоял – и на 4 дня запер в сарае без еды и питья.

– Три года сенбернару, – поясняет Сергей Павлович. – Так обычно и случается: если до трёх лет ни разу девочку не видел – всё, сбрендил пёс, каким бы хорошим и спокойным ни был... Жалко его.

Вольеры затянуты металлической сеткой, а во многих местах поверх неё – ещё и сваренными крест-накрест толстыми прутьями. Отчаявшиеся животные прогрызают сетку. Изредка случаются побеги.

Ждём ветеринара. Обходим вольеры, где сидят пойманные сегодня.

– Этого оставим на три дня, – тыкает пальцем Палыч, – на домашнего похож. Может, объявится хозяин. И этого...

Но шесть из восьми умрут.

Приехал ветеринар, молодой молчаливый парень. Приговор приводится в исполнение.

Эвтаназию, кстати, ввели совсем недавно, в августе 98-го. До этого убивали по старинке – куском трубы по голове.

Гицель входит в клетку, схватывает клещами горло. Ветеринар делает укол. Один, второй, третий... Я остаюсь у первой, иссиня-чёрной дикарки. Она ошеломлена, после ещё одной встречи со страшными клещами забилась в угол. Но видит: люди ушли, подходит к сетке. И вдруг падает на передние лапы. Пытается подняться – подкашиваются задние. Она дёргается, не веря ещё, что ноги не служат ей более. Заваливается на бок, ощеривает пасть в жуткой ухмылке. Это не она ухмыляется – это специальное лекарство расслабляет её мышцы. Псина лежит на боку. Смирилась. Через 5 минут после укола перестало биться сердце.

P.S. Останки умерщвлённых собак вопреки расхожим слухам не используются мыловаренной промышленностью. После проведения эвтаназии собаколовы отвозят трупы на Кагальницкий ветсанутильзавод. Трупы перемалывают в мясокостную муку, которую добавляют в пищу домашней птице, свиньям.

11.09.2014

Добавить страницу в мои закладки:

Смотрите также:

Поддерживаете ли Вы запрет на курение в общественных местах?

  • Да (62%, 391 голос)
  • Нет (25%, 160 голос)
  • Да, но с оговорками (11%, 71 голос)
  • Мне всё равно (2%, 10 голос)

Проголосовало: 632

Загрузка ... Загрузка ...

Полезные статьи